Free Essay

Особенности Системы Персонажей В Романе Эрнеста Хемингуэя «По Ком Звонит Колокол»

In: English and Literature

Submitted By mariia93
Words 6636
Pages 27
Министерство общего и профессионального образования
Российской Федерации
Ивановский государственный университет
Кафедра зарубежной литературы

Курсовая работа студентки 2 курса факультета РГФ (6 английская группа)
Морозовой Елены Вячеславовны

Тема: Особенности системы персонажей в романе Эрнеста Хемингуэя
«По ком звонит колокол»

Научный руководитель: преподаватель кафедры зарубежной литературы ИвГУ
Бабков М.Ю.

Иваново, 2005
План курсового сочинения:

I. Введение. Роман Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол» в оценке отечественных и зарубежных критиков С. 3
II. Основная часть. Особенности системы персонажей в романе Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол» С. 14
1. Специфика образа Роберта Джордана как главного героя романа: 1.1. Роберт Джордан – центральная фигура в системе персонажей. Использование в романе приема «сжатого времени». 1.2. Отряд партизан как собирательный образ испанского народа в борьбе с фашизмом: 1.2.1. Старик Ансельмо; 1.2.2. Командир отряда партизан Эль Сордо; 1.2.3. Пабло как сломленный войной и внутренними противоречиями персонаж; 1.2.4. Пилар – образ сильной женщины в условиях войны.
2. Эволюция образа главного героя. 2.1. Роберт Джордан и Мария. Линия любви на фоне военных действий. 2.2. Любовь, способная изменить отношение к жизни и мировоззрение главного героя. 2.3. Любовь к Марии как любовь ко всему человечеству. 2.4. Гибель главного героя как вершина его духовной эволюции.
III. Заключение С. 26
IV. Список использованной литературы С. 27

I. Введение. Роман Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол» в оценке отечественных и зарубежных критиков

Темой нашего исследования является своеобразие системы персонажей в романе Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Тема очень обширная и емкая, поэтому ее раскрытие будет находиться в аналитической части курсового сочинения. В реферативной части будет изложен обзор критики по исследуемой проблеме в отечественном литературоведении. Эрнест Хемингуэй родился 21 июля 1899 года в Оук Парке, штат Иллинойс, США. Его отец, Кларенс Эдмонт Хемингуэй, был врачом, а мама, Грейс Холл, посвятила жизнь воспитанию шестерых детей. В детстве будущего писателя окружал достаток, забота и внимание. С ранних лет он пристрастился к чтению и музыке, которая, благодаря маме, постоянно звучала в их доме. Обретенное на таких музыкальных занятиях чувство ритма определило позднее важные особенности прозы Хемингуэя.[1] На юного Эрнеста большое влияние оказывали его отец и дед, ветеран войны между Севером и Югом. Кларенс Хемингуэй был «большим любителем природы, пикников, охотником и рыболовом; эти его склонности явно передались старшему сыну».[2] Образы отца и деда возникают потом в воспоминаниях Роберта Джордана, главного героя романа «По ком звонит колокол». Хемингуэй учился в городской школе, которая отличалась высоким качеством преподавания, а после ее окончания решил не поступать в Университет, а переехал в Канзас, где устроился работать в местную газету «Канзас Сити стар». Хемингуэю пришлась по душе работа репортера, «ему нравилась обстановка «напряженки», когда информация о том или ином событии должна быть подана своевременно, оперативно, наглядно». Позже будущий писателя отмечал, что «сотрудничая в «Стар», он научился писать простые ясные фразы.[3] Работа в газете шла неплохо, однако мысль о фронте ни на минуту не покидала его, однако из-за плохого зрения его не принимали на службу. Но в 1918 году поступило сообщение о том, что американский Красный крест призывает добровольцев для службы в Италии, и Хемингуэй в качестве водителя санитарной машины был командирован в Милан. После войны Эрнест Хемингуэй возобновил литературные эксперименты, работая журналистом в Чикаго. Тогда же он первый раз (из четырёх) женился. Уже в 1925 году была опубликована первая книга Хемингуэя - "В наше время". Первый настоящий писательский успех пришел к Хемингуэю в 1926 году после выхода в свет "Солнце тоже восходит", пессимистичного, но в то же время блистательного романа о "потерянном поколении" французских и испанских репатриантов 1920-х годов.[4] Послевоенные годы Хемингуэй посвятил полностью литературе. Основным его местом жительства был Париж, однако он очень много путешествовал, поскольку увлекался горными лыжами, охотой и рыбалкой. В 1929 году Хемингуэй пишет свой знаменитый роман "Прощай, оружие" о истории несчастной любви, развивающейся на фоне сражений I мировой войны. В 1930-е годы он возвратился к профессии репортера и участвовал в войне против фашизма в Испании. Здесь он пишет знаменитую пьесу «Пятая колонна», много очерков, статей, которые были «своего рода подступами к крупнейшему творению «испанского периода» - роману «По ком звонит колокол».[5] С началом II Мировой войны он переехал в Лондон, продолжая свою репортерскую деятельность. Хемингуэй всегда оказывался в самых горячих точках, был свидетелем событий, которые позже стали хрестоматийным материалом. Поэтому его записи имеют не только литературную, но и историческую ценность. В 1960-х годах, пролежав долгое время в больнице с диагнозом депрессии и серьезного умственного расстройства, он убедился, что больше не в состоянии писать. Xемингуэй возвращается в свой дом, в Кетчем (штат Айдахо), и 2 июня 1961 года, приставив к виску ружье, кончает жизнь самоубийством. Мастер был похоронен между двумя соснами на городском кладбище в штате Кентукки.[6] Переходя к обзору критического материала важно сказать, что «роман «По ком звонит колокол» имел свою судьбу, трудную и счастливую, как и судьба его автора»[7]. Сразу же после выхода романа в октябре 1940-го года, он оказался в центре внимания. «Ни одно произведение Хемингуэя по выходе не вызывало столь бурного и противоречивого приема, столь интенсивной полемики. Равнодушных не было. Большинство восхваляли. Но были и те, кто резко его критиковал».[8] Вызванные романом споры во многом объясняются «не только различием взглядов писавших о нем критиков и литературоведов, но и сложностью и противоречивостью как самого произведения, так и лежащего в его основе жизненного содержания».[9] Сложно складывалась судьба романа в России. После перевода романа на русский язык в 1940 году, он был запрещен деятелями правительства, «тем не менее машинописный текст ходил по рукам и был весьма популярен в среде творческой интеллигенции. Илья Эренбург писал в 1963 году, что подвиг Роберта Джордана продолжают советские люди, жертвующие собой в битве с фашизмом». После ХХ съезда партии начался новый этап освоения творчества Хемингуэя, и в 1968 году появилось 4-томное собрание сочинений писателя; в его третий том, во многом благодаря усилиям члена редколлегии К.М. Симонова, был включен и роман «По ком звонит колокол».[10] С К. Симонова же и началось критическое освоение творчества Хемингуэя в нашей стране. В своей статье к Собранию сочинений Э. Хемингуэя К. Симонов писал о том, что роман «По ком звонит колокол» написан не только писательским пером, но и солдатом с оружием в руках, поэтому «горечь Хемингуэя – это не горечь стороннего человека, хотя бы и горячо сочувствующего свидетеля, это личная нестерпимая горечь человека, потерпевшего поражение», хотя знающего, что дальнейшая борьба впереди, что фашизм можно победить. [11] К.Симонов назвал роман «своего рода реквием, главные герои которого – люди, погибшие за свободу испанской земли. И среди этих людей, испанцев и неиспанцев, Роберт Джордан, один из «американцев, павших за Испанию», человек, глазами которого Хемингуэй смотрит на борьбу с фашизмом», человек, отражающий в романе взгляды и чувства самого писателя.[12] «Развернутая в романе картина жизни – а жизнь в то время была прежде всего войной – сложна и противоречива. В этой противоречивости отражается и реальная противоречивость происходившего, и противоречивость взглядов самого Хемингуэя».[13] В лагере, где сражается его герой, писатель многого не принимает, со многим спорит. «Разрозненность усилий, бюрократизм, бестолковщина, анархистские нравы и влияния – все это вызывает ярость и Роберта Джордана, и самого Хемингуэя». [14] Э. Хемингуэй понимает, что только испанские коммунисты, способны были противостоять фашизму, но в то же время он задумывается о проблемах, «связанных с подчинением личности коллективной воле и общественной необходимости». [15] Но как бы не сильны были эти противоречия, осознанное чувство общественного долга побеждает все остальное в Роберте Джордане. «Сама сила этих противоречий носит острый, глубоко драматический характер».[16] Хемингуэй не мог написать своего героя иначе, чем написал. «Убежденный гуманист, ставший в гражданскую войну с оружием в руках на сторону народа, пришедший в этой борьбе к твердому логическому выводу, что победу можно завоевать, только идя вместе с коммунистами, Роберт Джордан внутренне остается индивидуалистом и идеалистом, корни его чувств связаны с иным, буржуазным обществом, с иными взглядами, с иной школой воспитания».[17] Вопреки своему неприятию коммунистических идей, он совершает беспрерывную работу над собой для того, чтобы остаться верным народу, борющимся с фашизмом. Для героя, как и для самого писателя, нет ничего важнее, чем победа над фашизмом, он готов умереть за нее, считая, что за это надо умирать. «Роберт Джордан беззаветно сражается за дело народа, и в тоже время в своих мыслях, думая о народе, революции, коммунизме, часто и многое судит со своих, не разделяемых нами позиций».[18] Пусть иногда его мысли противоречивы, но эти противоречия заключены в самой жизни. К. Симонов также говорит о том, что, анализируя роман, нельзя забывать о том, что автор в лице главного героя – американец, и, возможно, многое в восприятии испанской жизни и испанской революции может не сходиться с тем самоощущением, которое есть у самих испанцев, воевавших за свободу своей страны. «Даже несмотря на глубочайшее писательской проникновение, писатель – сын одного народа, пишущий о другом народе и даже являющийся участником его борьбы за свободу, все-таки в чем-то пишет об этом народе со стороны».[19] Но как бы не различны были взгляды между испанцами и писателями, роман Хемингуэя пронизан громадной любовью к испанскому народу. «Это любовь и преданная, и нежная, и сердитая, способная и подмечать слабости, и восхищаться, способная и на горечь, и на уважение, и даже на преклонение. Словом, это настоящая, большая, хотя и не свободная от заблуждений любовь большого и честного человека к великому и прекрасному народу». [20] Одним из первых исследователей системы персонажей в романе «По ком звонит колокол» был И.Л. Финкельштейн, написавший книгу под названием «Хемингуэй – романист», вышедшей в 1974 году. Эта книга очень поможет нам в дальнейшей работе, потому что автор наиболее полно проанализировал характеры не только главных, но и второстепенных героев романа. И.Л. Финкельштейн заметил главную особенность «хемингуэевского» романа, которая дает героям «возможность раскрыться «изнутри», и эта особенность заключается в том, что Хемингуэй ведет повествование не от первого, а от третьего лица. Таким образом, это помогает читателю посмотреть на главного героя «со стороны», оценить его с авторской точки зрения, увидеть глазами других действующих героев. И что еще очень важно, «мы слышим внутреннюю речь не только Роберта Джордана, но и Ансельмо, Пилар, Андреса и др.»[21] Подобно К. Симонову, И.Л. Финкельштейн пишет о необходимости главного героя бороться не только с непосредственным врагом, но и с врагом «внутренним», и в этом более поздний критик видит причину активности героя. Вместе с тем, литературовед уделяет большое внимание внутренним монологам Роберта Джордана, в которых герой пытается осмыслить не только свою собственную жизнь, события в Испании, сложные политические вопросы, «неожиданно пришедшую к нему любовь», но и пытается осмыслить весь мир целиком. Главный герой романа на протяжении трех суток проходит сложную «духовную эволюцию», которую наиболее ярко прослеживается в словах Д. Затонского: «Джордан начинал свой путь в испанской революции как романтик и немного фанатик, воспринимавший новый мир в виде прекрасной, математически завершенной схемы. Нынче мечта и действительность разошлись. Это – источник боли, но и источник силы».[22] В добавление к вышесказанному следует упомянуть еще одно наблюдение Финкельштейна, которое касается противоречий в характере героя. Джордан сражается за правое дело, но в то же время он критически смотрит на испанские события. «Эта двойственность в позиции героя породила значительные расхождения в трактовке его образа»[23]. Критик говорит о том, что нельзя забывать о том, что герой показан в момент кризиса, то есть именно в то время, когда внутренние противоречия наиболее остры. Джордан пытался определить свою позицию, но это не удалось ему сделать даже в последние часы жизни. Все вышесказанное касалось личности главного героя романа, но вместе с тем необходимо рассмотреть и других персонажей. И.Л. Финкельштейн отмечает, что «Хемингуэю удалось превосходно изобразить простых людей из народа»[24]. Их мы видим глазами Джордана: пусть это неграмотные и доверчивые крестьяне, но в то же время они мужественные, самоотверженно преданные общему делу. В романе Хемингуэю «удалось создать не только целую галерею превосходно выписанных характеров, но и собирательный образ народа»[25]. Образ народа определяется в романе «по отношению к революции, к гражданской и национально-освободительной войне». Народные характеры «превосходно индивидуализированы, показаны в различных жизненных ситуациях»[26], с каждым из персонажей связан определенный мотив, проходящий через все произведение. Кроме того, Финкельштейн на основе сравнения рассматривает образы Эль Сордо и Ансельмо, противопоставляя их Пабло; уделяет внимание образам Гольца и русского журналиста Кракова. Большое место в размышлениях критика занимает образ Пилар – «поварихи отряда, но в то же время и средоточие его духовной силы, смелости и решимости»[27]. В образе Пилар проглядывается очень сложный внутренний мир. Следующее исследование, которое тоже относится к нашей теме, принадлежит Н. Анастасьеву. Многие его наблюдения схожи с мыслями двух предыдущих критиков, но Анастасьев не особо концентрировал внимание на главном герое. Во-первых, Н. Анастасьев, пишет о том, что образы коммунистов «даны по преимуществу в плоскостном изображении: глубина представляемого ими мира ни Хемингуэю, ни его герою неведома»[28]. Во-вторых, критик сжато дает характеристику образам партизан. «Разные тут люди собрались. Есть такие, как Пабло, начальник отряда, некогда храбрый, хотя и жестокий, а ныне – не то что бы трус, но человек выдохшийся . Есть такие, как цыган Рафаэль, - отважный до отчаянности парень, видящий, однако, в войне скорее опасную и увлекательную игру, нежели тяжелое и необходимое дело»[29]. Но больше людей темных, безграмотных, но готовых на самопожертвование ради своей страны. Это такие, как Ансельмо, которому неприемлема даже мысль убить человека, но ради сохранения независимости республики он готов выполнять все приказы; такие как Эль Сордо, знающего, что гибель неизбежна, но продолжающего бороться ради общего блага. Также особое место уделяется и Пилар – героине, которая воплотила в себе саму «Испалинскую землю». Без всех этих героев Джордану не удалось бы выполнить приказ, не удалось бы «раскрыть смысл и ценность простых человеческих отношений»[30]. Н. Анастасьев заметил очень важную деталь в изображении персонажей – «индивидуальными чертами внешности обладают даже персонажи второго ряда»[31], не говоря уже об особенностях характера и поведения, что позволяет внимательно рассмотреть каждого героя в отдельности. Интересную оценку личности главного героя романа дал Б. А. Гиленсон, долгие годы изучающий жизненный путь писателя и его произведения. В своей книге «Эрнест Хемингуэй» Б.А. Гиленсон посвятил целую главу, под названием «Я сражался за то, во что верил», роману «По ком звонит колокол». На страницах этой главы можно найти и историю создания романа, описание лирического эпоса романа, споры в критике и судьбу «Колокола», анализ героев романа, изображение Испании и испанцев. Б.А. Гиленсон писал, что «Роберт Джордан – главный герой романа, он – идейно-художественный центр произведения, несущий в себе «основную философскую нагрузку»[32]. Фигура Джордана была создана Хемингуэем на основе «жизненного и нравственного опыта его соотечественников, которые стали интербригадовцами в Испании. Одним из его прототипов считается Роберт Мерримен, преподаватель Калифорнийского университета. Когда началась гражданская война в Испании, он уехал туда добровольцем»[33]. Затем был ранен, отличился в ряде операций и стал начальником штаба, потом, по-видимому, был убит или пропал без вести. «Изображая деятельность Джордана в тылу фашистов в качестве подрывника, Хемингуэй опирался на факты, касающиеся работы антифашистских диверсионных групп, которые готовились советскими военными советниками. Об этом Хемингуэю рассказывал советский военный советник Хаджи Мамсуров»[34]. Фигура Роберта Джордана намного богаче в духовном и эмоциональном плане, чем все остальные хемингуэевские герои. Он наиболее интеллектуаль- ный, мыслящий герой, и его интеллигентность неразрывно сплавлена с личным мужеством. «Он враг фашизма как в Европе, так и у себя на родине, где тот проявляется в форме человеконенавистнического расизма»[35]. Так как Б.А. Гиленсон подробно изучал жизнь и творчество писателя, то для него характерны всесторонние подходы к проблемам романа. Критик указывает на то, что «почти все герои, эпизоды, ситуации, описания в романе «корреспондируются» с тем, что увидел, узнал, пережил Хемингуэй в Испании»[36]. Под маской каждого персонажа скрывается действительно живший человек, судьбы героев романа не вымышленные, они основаны на реальных фактах, на конкретных судьбах. Вопрос о прототипах героев романа является одним из самых сложных. Б.А. Гиленсон в конце своей статьи как бы подводит итог: «Двуязычие» в речи персонажей, их самобытные характеры, крестьянский быт, одежда, уклад – все это придало произведению испанский колорит. Грубое просторечие крестьян «сосуществует» с высокой патетикой размышлений Джордана. Чувствуется, что романист сопереживает со своими героями: отсюда – разнообразие интонаций, лиризм, эмоциональность, патетика, одушевляющие многие страницы произведения»[37]. Наиболее интересными работами общего характера следует считать статьи В. Адмони, Днепрова В.Д., И. Кашкина. Эти статьи более ориентированы на содержание романа, его структуру и жанровые особенности, но, к сожалению, не дают анализа персонажей героев. Кроме упомянутых выше работ, следует назвать предисловие А.Зверева к собранию сочинений Э. Хемингуэя. С точки зрения А. Зверева «главное место в романе занимают не частные судьбы героев, а судьба народа и революции»[38]. Это роман о личности, «которая в испытании историей обретает свой «момент истины», постигая подлинную ценность, подлинное содержание собственного «я»[39]. Подводя итоги, следует сказать, что все критические работы не противоречат друг другу, а наоборот, дополняют друг друга. Каждая более поздняя статья опирается на предыдущую, с какими-то мотивами соглашается, с какими-то спорит, но при этом каждый критик, литературовед делает новые и новые открытия, высказывает свои наблюдения. Таким образом, с каждым годом критический материал на произведение возрастает, становится более сложным, более приемлемым для данной эпохи.

II. Основная часть. Система персонажей в романе Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол»

Понятие «хемингуэевский» герой наряду с такими понятиями как «байронический», «киплинговский», «джеклондовский» герой, прочно вошло в отечественные и зарубежные филологические науки. «Хемингуэевскому герою» приписывают жестокий нравственный кодекс и способность сохранить достоинство в любых экстремальных ситуациях.[40] В литературе героев Хемингуэя часто обобщают названием «герои кодекса», под которым подразумевается немногословность, стойкость к трудностям, хладнокров-ность и решительность. Все эти качества характера можно отнести и к героям рассматриваемого нами романа Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Прежде чем начинать наше исследование, необходимо ввести понятие системы персонажей. Н.Д. Тамарченко в книге «Литературоведческие термины» дает такое определение: «Система персонажей – художественно целенаправленная соотнесенность всех «ведущих» героев и всех так называемых «второстепенных» действующих лиц в литературном произведении. Через систему персонажей выражается единое авторское представление о человеке в его взаимоотношениях с природой, обществом и историей, а также о типах человека…»[41]. Также для нашей работы очень подходит статья Грехнева В.А. из книги «Словесный образ и литературное произведение»: «В больших жанровых формах (прежде всего в романе) композиция может быть организована вокруг одного или нескольких крупно очерченных персонажей»[42]. Существует некое раздвоение во взглядах критиков, исследовавших роман «По ком звонит колокол», кого назвать главным героем романа: американского подрывника Роберта Джордана или символ-мост, на котором сходятся все концентрические круги построения романа. А. Зверев считал, что «мост, от которого расходятся и к которому сходятся в финале вновь стягиваются все нити повествования, становится центральным образом произведения»[43], и даже самому Джордану кажется, что мост – это «стержень, вокруг которого повернется судьба человечества». [44] Мы согласны с мнением, что мост – достаточно яркий образ романа, но он, прежде всего, является символом, а основную философскую «нагрузку» сюжетных перипетий несет на себе главный герой романа Роберт Джордан. Фигура Роберта Джордана во многом похожа на хемингуевских «героев кодекса»: он тоже человек гуманитарного склада ума, демократ по убеждениям; он привык надеется только на собственные силы, «не любит выставлять свои чувства напоказ, как они, тщательно оберегает свою внутреннюю независимость»[45]. Но в тоже время, образ Роберта Джордана намного глубже и сложнее, духовно и эмоциональнее богаче предыдущих героев писателя. Это человек мыслящий и интеллектуальный, что выражается в его многочисленных монологах, размышлениях о жизни людей. Он – человек реального дела, человек, который сражается на чужой земле за чужую жизнь и чужую свободу, он уже не герой одиночка, у него есть союзники в борьбе. Однако в то же время в романе Джордан немного приподнят над всеми окружающими его людьми. Американец, человек другой ментальности, он становится вожаком испанского партизанского отряда, которого уважают и к которому прислушиваются. И в конце романа не только возлюбленная Роберта Джордона плачет по нему, скорбят по нему и другие партизаны. Так герой предстает в роли активного участника событий, так и в роли судьи. Можно заключить, что Роберт Джордан – «достаточно сложная в идейно-психологическом плане фигура», и анализировать этот образ еще труднее из-за приема сжатого времени, использованного в романе. Эрнеста Хемингуэя «интересует не вся жизнь героев, а лишь эпизоды, где трагедия окружила их особенно плотно и где они наиболее активно сражаются с отчаянием».[46] Все события в романе происходят в течение трех ночей и трех неполных дней, но за этот срок главный герой перед лицом опасности не только подводит итоги своей прошлой жизни, но и узнает много нового – «гораздо больше, чем за все остальное время», благодаря простым людям, с которыми его столкнула война. И как размышляет сам Роберт Джордан «за семьдесят часов можно прожить такую же полную жизнь, как и за семьдесят лет» (153). «Спрессованность событий войны повышает интенсивность душевных реакций персонажа, заставляет думать о главном, отбрасывая случайное и наносное»[47]. Последние три дня героя предельно насыщены событиями, огромным жизненным опытом, познанием окружающего мира и самого себя, переосмыслением жизненных ценностей. Это жизнь, наполненная чувствами и переживаниями, ослепляющей страстью, борьбой и преданностью своему делу. Открывая первую страницу романа, мы сразу сталкиваемся с эпиграфом, в котором превозносится каждая отдельная личность и ее неотрывная связь с судьбой всего человечества: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе: каждый человек есть часть Материка, часть Суши… смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я один со всем Человечеством» (3). В этих словах прозрачно выражается суть всего произведения – путь от героя-одиночки, героя-индивидуалиста к герою народному, цель жизни которого «драться за всех обездоленных мира против всех угнетателей, за все, во что ты верил, и за новый мир, который раскрыли перед тобой» (215). Ежедневно работая над собой, борясь со своими сомнениями и противоречивостью взглядов на военные действия, Роберт Джордан пытается оправдать нравственное право на произнесение слов Джона Донна, данных в эпиграфе. Хемингуэй сделал главным героем романа молодого американского писателя, преподавателя испанского языка в колледже, мечтающего, если повезет и он выживет, написать правдивую книгу об испанской трагедии и мужественности испанского народа. После начала гражданской войны в Испании, Роберт Джордан берет академический отпуск и добровольно вступает в борьбу с фашизмом. Как ни парадоксально, но главный герой очень далек от политики, хотя точно можно сказать, что Джордан – антифашист. «Он принимает участие в войне, не становясь, однако, ни солдатом республиканской армии, ни бойцом интернациональных бригад, а выполняя отдельные чрезвычайно ответственные и опасные поручения республиканского командования».[48] Он примыкает к коммунистам, пока идет война, отчетливо понимая, что испанские коммунисты – единственная партия, которая в силах противостоять фашизму, но в то же время, главный герой отвергает диктатуру пролетариата и коммунистические представления о новом обществе. Перед ним встает проблема партийной дисциплины, проблема подчинения личности партийным приказам, но он осознает, что без дисциплины на войне не обойтись. Несмотря на эти тяжелые внутренние противоречия, Роберт Джордан отдает все силы войне, до самой смерти сохраняя верность борющемуся с фашизмом народу. И еще очень важно то, что герой честен с самим собой, он понимает свою раздвоенность: «Ты не настоящий марксист, - размышляет Джордан, - и ты это знаешь… Ты просто веришь в Жизнь, Свободу и Право на Счастье. И не вдавайся в диалектику. Это для кого-нибудь, но не для тебя». Не вдаваясь глубоко в политику, Роберт Джордан делает своим главным оружием ответственность, нравственное мужество, гуманность. Ни в коем случае нельзя осуждать Роберта Джордана в двойственности его позиции, потому что, повторяя слова К.Симонова «противоречивость – в самой сути его общественной личности и поэтому на всем протяжении романа не только психологически оправдана, но и логична». Также необходимо учесть, что персонаж показан в момент кризиса, когда его внутренние противоречия не только неизбежны, но и наиболее остры.[49] Последние три дня жизни героя пронизаны тяжелой напряженностью и тревогой, когда перед героем возникают трудности, которые вряд ли можно было вообще предусмотреть. Как обыкновенный человек, он мог делать что-то неправильно, но в итоге он оказался на высоте, выполняя поставленную перед ним трудную задачу. Даже в самых экстремальных ситуациях, когда нервы человека, казалось бы должны достичь своего предела, Роберт Джордан сохраняет хладнокровие и ясную мысль, он умело руководит другими людьми и не падает духом, обладая способностью «не игнорировать, а презирать возможность плохого конца» (и «это был самый большой дар, талант, уже помогавший ему на войне») (354). В минуты опасности он не думает о сохранении своей жизни, считая, что за свободу достойно умирать, герой озабочен участью партизан, чью жизнь он подверг смертельной опасности, чтобы выполнить задание генерала Гольца. Люди, среди которых прошли его последние часы жизни, не были ему равнодушны, он искренне привязался к ним, и их душевная простота заставила его по-другому смотреть на мир и ценить то время, что отведено ему. Только когда он попал в отряд испанских партизан, он ощутил настоящее чувство братства и радость действия сообща. Здесь в горах не осталось места чувству щемящего одиночества, потому что среди партизан Роберт Джордан нашел себе настоящих, преданных друзей. «Я прожил целую жизнь в этих горах, с тех пор как пришел сюда, - думает он. – Ансельмо – мой самый старый друг. Сквернослов Августин – это мой брат, а брата у меня никогда не было. Мария – моя настоящая любовь, моя жена». Во взаимоотношениях с партизанами, в разговорах с ними образ Роберта Джордана обретает полный, законченный смысл. Хемингуэй рисует разные образы партизан, но все они в совокупности представляют собирательный образ испанского народа, со всеми его достоинствами и недостатками. Большую симпатию вызывает образ старика Ансельмо, верного, миролюбивого, и одновременно храброго помощника Роберта Джордана. Ансельмо – истинный католик, который мечтает выиграть войну так, чтобы «никого не расстреливать. Хорошо бы нам править справедливо и чтобы каждый получил свою долю благ, так же как каждый боролся за них. И пусть бы тем, кто дерется против нас, объяснили, что они ошибались» (259). В этих словах слышится наивность, несбыточная мечта о благополучном исходе войны без напрасных жертв, о равенстве и братстве. Ансельмо считает, что убивать людей – это большой грех, «потому что это есть то самое, чего мы не имеет права делать, хоть это и необходимо» (182). Он преданный товарищ Роберта Джордана, который, замерзая, будет до последней минуту стоять на посту, лишь бы выполнить данный ему приказ; который сопровождает главного героя на выполнении операции по взрыву моста и достойно принимает смерть от пули фашиста. Также один из более впечатляющих образов романа – Эль Сордо, командир другого партизанского горного отряда. В отличие от старика Ансельмо, Эль Сордо не заботят мысли об убийстве других людей, потому что он привык действовать, руководить людьми, в его голове просто нет места подобным мыслям. Самым важным моментом, в котором характер Эль Сордо раскрывается наиболее полно и ярко, является эпизод смерти героя на «холме, пригодном только для того, чтобы умереть» (281). Он был ранен, но несмотря на это слабость, мысль о самоубийстве не приходят в его голову. В последние роковые минуты его не покидает чувство юмора и жажда жизни. Эль Сордо размышляет о жизни и смерти, думая, что «смерть нужно принимать, как таблетку аспирина» (277), не бояться ее, а примириться с ней, хоть это всегда трудно. Слово смерть для него не означало ничего, в то время как слово «жить» - «это значило нива, колеблющаяся под ветром на склоне холма. Жить – значило ястреб в небе. Жить – значило глиняный кувшин с водой после молотьбы, когда на гумне стоит пыль и мякина разлетается во все стороны…» (282). Эти мысли указывают на то, что Эль Сордо – не человек войны, привыкший только проливать чужую кровь, это – простой крестьянин, близкий к земле и к труду. Каждый человек перед смертью вспоминает именно то, что ему больше всего дороже… Глухой думал о дикой, неподвластной природе, которая была ему родней всего на свете. Он не хотел умирать, но если это было нужно, то он был готов расстаться с жизнью за республику, за то, чтобы получилось взорвать мост. Эль Сордо олицетворяет в романе все самые лучшие черты характера испанского народа. В противопоставление мужественному командиру Эль Сордо можно поставить образ индивидуалиста Пабло, который является по мнению Максуэлла Гайсмара «самым выразительным в романе», и в котором «исследован конфликт личности и общества»[50]. Как и фигура главного героя, образ Пабло показан в развитии. Из рассказов жены Пабло и других партизан мы узнаем, каким он был в начале движения: «он точно дьявол носился по провинции и ни на одном фашистском посту не могли спать спокойно по ночам» (178), «он столько народу убил, больше чем холера» (27), это был храбрый, ни перед чем не останавливающийся человек, отличающийся военным и организаторским талантом. Но потом произошел какой-то перелом в его судьбе, и как выражаются люди из его отряда: «Он совсем сдал. Смерти боится» (27), «Его песенка спета» (32). Его непомерная жестокость, злость и непонятная ненависть разрушили в нем человеческие качества. Он превратился в пьяницу, эгоиста, который заботиться только о том, чтобы не тронули его жилье, его «лисью нору», и все равно ему до нужд своего народа: «Для меня долг в том, чтобы заботиться о своих и о себе» (18). Пабло отлично понимает, какие последствия будут после взрыва моста, поэтому он восстает против всех, но не находит поддержки. Бывшего руководителя теперь все открыто презирают и унижают, поэтому он предательски дезертирует ночью, прихватив с собой динамит Роберта Джордана. Но «после того, что я (Пабло) сделал, мне стало очень тягостно одному, и я не смог этого перенести» (351), в эти слова вложено все чувство разъедающего одиночества, которое намного страшнее чувства смерти. «Человек один не может» - главный лозунг всего романа Хемингуэя. Образ Пабло раскрывается прежде всего через рассказы его жены Пилар, которая в отличие от своего мужа, не сбилась с правильной дороги. Фактически она становится управителем партизанского отряда, когда Пабло уже не в состоянии этого делать. Образ Пилар олицетворяет «саму испанскую землю – ее каменистую грубость и ее податливую мягкость. Ее неисчерпаемость». Как земля объединяет людей, так и Пилар является хранительницей дома, матерью всего испанского народа. Несмотря на ее непривлекательную внешность, у нее «приятно некрасивое лицо» (83), освещенное веселыми глазами. Такое, казалось бы, совершенно немыслимое сочетание не только в ее внешности, но и во всей ее натуре. Пилар понимает, что лучше бы ей родится женщиной, но в то же время, в ней столько женских качеств, столько женской любви и мягкости. Хемингуэй вложил в эту героиню всю народную мудрость, перемешанную с богатым жизненным опытом; ее сложный внутренний мир остается загадкой для окружающих ее людей. Без всех этих людей Джордану не удалось бы выполнить задание по взрыву моста, но эти партизаны не просто орудие в руках Роберта Джордана. Своей неприкрытой простотой, независимостью нравов они раскрыли главному герою новый мир человеческих отношений. И именно им Роберт Джордан обязан тем, что в последние часы жизни ему удалось испытать радостное, истинное чувство всепоглощающей любви, которая сильнее всякой войны, сильнее смерти. Любовь главных героев вспыхнула мгновенно, как только Роберт Джордан оказался в партизанском отряде. Хемингуэй, шаг за шагом, описывает все этапы развития отношений двух молодых людей – от первого взгляда и первого поцелуя до трагического прощания, и вместе с этим чувством меняется и наш герой. «Она улыбнулась, глядя Роберту Джордану в лицо, подняла руку и провела ладонью по голове, приглаживая волосы, но они тут же снова поднялись ежиком. У нее очень красивое лицо, подумал Роберт Джордан» (24). «И он стал думать о девушке Марии, у которой и кожа, и волосы, и глаза одинакового золотисто-каштанового оттенка, только волосы чуть потемнее, но они будут казаться более светлыми, когда кожа загорит на солнце, ее гладкая кожа, смуглота которой как будто просвечивает сквозь бледно-золотистый верхний покров. И она покраснела, когда он смотрел на нее; вот так она сидела, обхватив руками колени, ворот рубашки распахнут, и груди круглятся, натягивая серую ткань, и когда он подумал о ней, ему сдавило горло и стало трудно дышать» (43). Потом была первая ночь, первые признания, первые откровения: «Они лежали рядом, и все, что было защищено, теперь осталось без защиты. - Ты уже любила кого-нибудь? - Никогда. Потом вдруг сникнув, вся помертвев в его объятиях: - Но со мной делали нехорошее. - Кто? - Разные люди» (66-67). После этих слов, в душе Роберта Джордона появилось чувство ненависти и жажда мщения за эту девушку, хотя он знал ее несколько часов. Ему не нравилось убивать людей, но в те минуты он готов был отнять миллионы жизней, лишь бы не видеть слез ни в чем неповинной девушки. Любовь героев в романе неразрывно сливается с природой. Может быть, этим Хемингуэй хотел показать, что настоящая любовь – это также естественно, как «первый порыв ветра, который рябит гладь застывшего в штиле моря, что-то легкое, как прикосновение перышка к губам, как листок, в тихую погоду падающий на землю…» (145). Чувство любви и чувство привязанности застает Роберта Джордана врасплох. Раньше ему все казалось все просто и понятно: тебе дали приказ, и ты обязан его выполнить, даже если придется умереть. «Мария была тяжелым испытанием для его фанатизма. Решимости она не поколебала, но ему теперь очень не хотелось умирать. Он охотно отказался бы от геройской или мученической кончины. Он хотел подольше быть с Марией» (151). Когда они были рядом все остальное становилось не важно, пропадало ощущение времени, они растворялись в своих чувствах и ощущали безграничное счастье и радость, неведомую им раньше. «…Мир для нее тогда был красный, оранжевый, золотисто-желтый от солнца, проникающего сквозь сомкнутые веки, и такого же цвета было все – полнота, обладание, радость, - все такого же цвета, все в такой же яркой слепоте. А для него это был путь во мраке, который вел никуда, и только никуда, и опять никуда, и еще, и еще, и снова никуда, и беспредельно, безвыходно, вечно никуда, и уже больше нет сил, и снова никуда, и нестерпимо, и еще, и еще, и еще, и снова никуда, и вдруг в неожиданном, в жгучем, в последнем весь мрак разлетелся, и время застыло, и только они двое существовали в неподвижном, остановившемся времени, и земля под ними качнулась и поплыла» (146). Где-то в глубине души Роберт Джордан страстно мечтает об обычной земной жизни с Марией, хотя понимает, что у их любви не может быть будущего. Он благодарит небеса за то, что они дали ему возможность узнать это чувство. «То, что у тебя было с Марией, все равно, продлиться ли это полтора дня или многие годы, останется самым главным, что только может случиться в жизни человека. Всегда будут люди, которые утверждают, что этого нет, потому что им не пришлось испытать что-либо подобное. Но я говорю тебе, что это существует и что ты это теперь узнал, и в этом твое счастье, даже если тебе придется умереть завтра» (275-276). Это чувство поселилось в его душе, и его никто у него не отнимет, и никуда оно от него не уйдет. В любви к Марии кроется любовь ко всему человечеству, к жизни, к свободе: «…я люблю тебя так, как я люблю свободу, и человеческое достоинство, и право каждого работать и не голодать. Я люблю тебя так, как люблю Мадрид, который мы защищали, и как люблю всех моих товарищей, которые погибли на этой войне. Я люблю тебя так, как я люблю то, что я больше всего люблю на свете, и даже сильнее» (313-314). Любовь Роберта Джордана и Марии, разворачивающаяся во время войны, обречена, потому что безжалостная война не щадит никого, сметая все на своем пути. Светлая, непорочная любовь переплетается с опасностью и с самого начала пронизана ощущением близкой смерти. Смертью Роберта Джордона любовь и заканчивается, как завершается и весь роман. Описание последних минут жизни героя возвращают нас к первой странице романа: Роберт Джордан лежит на той же самой «устланной сосновыми иглами бурой земле» (5), только теперь он ранен, и он один перед лицом смерти «как Остров, сам по себе». Но он не одинок, теперь он часть этого мира, часть Материка, его душа ушла вместе с Марией, и пока один из них жив, они живы оба. Несмотря на то, что герой погибает, финал романа звучит оптимистично, потому что Роберт Джордан верит в наступление, верит в победу, и в своих последних мыслях он не сожалеет, что зря погибает на этой войне, понимая ее бессмысленность: «Почти целый год я дрался за то, во что верил. Если мы победим здесь, то победим везде. Мир – хорошее место, и за него стоит драться, и мне очень не хочется его покидать. И тебе повезло, сказал он себе, у тебя была хорошая жизнь» (422). До самой последней минуты, пересиливая боль и тоску, Роберт Джордан не отступает от верного пути, на который он встал в начале войны. Он не выбирает легкого пути закончить жизнь самоубийством, свои последние силы он отдает республике, целясь в поднимающего по склону лейтенанта-фалангиста: «Если ты дождешься и задержишь их хотя бы ненадолго или если тебе удастся хотя бы убить офицера, это может многое решить. Одна вещь, сделанная вовремя…» (425). Эти слова говорят о стойкости и мужестве на войне, трезвости ума, сохраняющейся в самых экстремальных ситуациях, о победе над внутренними противоречиями и о великой преданности человека своему делу.

III. Заключение

Роман «По ком звонит колокол» - книга горькая, потому что писалась она после поражения Республики. Хемингуэй болезненно перенес этот удар, не только потому что он был антифашист, но и потому, что он был человеком, который искренне любил Испанию и испанский народ. Сражаясь, он верил в победу и освобождение народа, и эта вера согревала его душу, давала сил бороться дальше. Роберт Джордан, выражающий в романе взгляды самого Хемингуэя, тоже верил в то, за что он сражается, но каждую минуту его преследовала мысль, что впереди – пропасть, неизбежный провал. В конце романа предчувствие подтверждается: франкисты заранее знали об операции, были готовы к нему, поэтому ни взрыв моста, ни героическая смерть героев не имела смысла. Но Хемингуэй, зная о поражении республиканской армии, все равно дарит своему герою надежду на победу, надежду на счастье, во имя которого Роберт Джордан добровольно приехал в Испанию, и во имя которого он борется со своими внутренними противоречиями, с невыносимой болью от раны в ноге и ноющей тоской в сердце. Роман Хемингуэя – это роман не о войне и смерти, а роман о становлении личности в условиях войны, о духовной эволюции человека под влиянием братской близости, утверждающей, что «человек – это часть Материка», и «человек один не может»; природы, олицетворяющей свободу и непокорность, и конечно, всепоглощающей любви, той любви, ради которой проживешь только три ночи и три неполных дня взамен целой жизни.

IV. Список использованной литературы

1. Адмони В.Г. Поэтика и действительность: Из наблюдений над зарубежной литерурой ХХ в. Л., 1975. 2. Анастасьев Н. Твоочество Эрнеста Хемингуэя. М., 1981. 3. Гайсмар М. Американские современники. М., 1976. 4. Гиленсон Б.А. Эрнест Хемингуэй. М., 1991. 5. Грехнев В.А. Словесный образ и литературное произведение. Книга для учителей. – Н. Новгород, 1997. 6. Зверев А. Американский роман 20 – 30-х годов. М., 1982. 7. Зверев А. Предисловие к собранию сочинений Э. Хемингуэя. М., 1988. 8. Симонов К. Предисловие к Собранию сочинений Э. Хемингуэя. М., 1968. 9. Тамарченко Н.Д. Литературоведческие термины. Материалы к словарю. – Коломна, 1999. 10. Финкельштейн И.Л. Хемингуэй-романист. Горький, 1974.

-----------------------
[1] Гиленсон Б.А. Эрнест Хемингуэй. М., 1991. С. 10.
[2] Там же. С. 10
[3] Гиленсон Б.А. Указ. соч. С. 12-15.
[4] Там же. С. 18-19.
[5] Финкельштейн И.Л. Хемингуэй-романист. Горький, 1974. С. 131.
[6] Гиленсон Б.А. Указ. соч. С. 190-191.
[7] Финкельштейн И.Л. Указ. соч. С. 132.
[8] Там же, с. 145
[9] Там же, с. 132.
[10] Финкельштейн И.Л. Указ. соч. С. 146.
[11] Симонов К. Предисловие к собранию сочинений Эрнеста Хемингуэя. М., 1968. С. 428.
[12] Там же С. 428.
[13] Там же. С. 428.
[14] Там же. С. 428.
[15] Там же. С. 428.
[16] Симонов К. Указ. соч. С. 429.
[17]. Там же. С. 429.
[18] Там же. С. 430.
[19] Там же. С. 430.
[20] Симонов К. Указ. соч. С. 430.
[21] Финкельштейн И.Л. Указ.соч. С. 142.
[22] Цит. по: Финкельштейн И.Л. Указ. соч. С. 142
[23] Финкельштейн И.Л. Указ. соч. С. 143
[24] Там же. С. 136-137.
[25] Там же. С. 151.
[26] Там же. С. 153.
[27]Финкельштейн И.Л. Указ. соч. С. 157.
[28] Анастасьев Н. Творчество Эрнеста Хемингуэя. М., 1981. С. 67.
[29] Там же. С. 67.
[30] Там же. С. 68.
[31] Там же. С. 73.
[32] Гиленсон Б.А. Указ. соч. С. 130.
[33] Там же. С. 130.
[34] Там же. С. 130.
[35] Там же. С. 131.
[36] Гиленсон Б.А. Указ. соч С. 142.
[37] Там же. С. 144.
[38] Зверев А. Предисловие к собранию сочинений Э.Хемингуэя. М., 1988. С. 4.
[39] Там же. С. 5.
[40] См.: Гиленсон Б.А. Указ. соч. С. 4
[41] Тамарченко Н.Д. Литературоведческие термины. Материалы к словарю. –Коломна, 1999. С. 80.
[42] Грехнев В.А. Словесный образ и литературное произведение. Книга для учителя. (IV. Литературное произведение. Композиция. Персонаж в композиции). С. 131-133.
[43] Зверев А. Американский роман 20-30-х гг. М., 1982. С. 222.
[44] Хемингуэй Э. По ком звонит колокол: Роман. –Ниж. Новгород, 1996. С. 43. (Далее ссылки на это издание см. в тексте работы с указанием страницы в скобках).
[45] Анастасьев Н. Указ. соч. С. 61
[46] Затонский Д. Искусство романа и ХХ век. М., 1973. С. 352.
[47] Анастасьев Н. Указ. соч. С. 64
[48] Адмони В.Г. Романы большого охвата/ Поэтика и действительность. с. 240.
[49] Цит. по: Финкельштейн И.Л. Хемингуэй – романист. Горький, 1974. С. 144.
[50] Гайсмар М. Американские современники. М., 1976. С. 224.

Similar Documents

Free Essay

Course Work Ernest Hamingway

...Хемингуэя «По ком звонит колокол» в оценке отечественных и зарубежных критиков Темой нашего исследования является своеобразие системы персонажей в романе Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Тема очень обширная и емкая, поэтому ее раскрытие будет находиться в аналитической части курсового сочинения. В реферативной части будет изложен обзор критики по исследуемой проблеме в отечественном литературоведении. Эрнест Хемингуэй родился 21 июля 1899 года в Оук Парке, штат Иллинойс, США. Его отец, Кларенс Эдмонт Хемингуэй, был врачом, а мама, Грейс Холл, посвятила жизнь воспитанию шестерых детей. В детстве будущего писателя окружал достаток, забота и внимание. С ранних лет он пристрастился к чтению и музыке, которая, благодаря маме, постоянно звучала в их доме. Обретенное на таких музыкальных занятиях чувство ритма определило позднее важные особенности прозы Хемингуэя. На юного Эрнеста большое влияние оказывали его отец и дед, ветеран войны между Севером и Югом. Кларенс Хемингуэй был «большим любителем природы, пикников, охотником и рыболовом; эти его склонности явно передались старшему сыну». Образы отца и деда возникают потом в воспоминаниях Роберта Джордана, главного героя романа «По ком звонит колокол». Хемингуэй учился в городской школе, которая отличалась высоким качеством преподавания, а после ее окончания решил не поступать в Университет, а переехал в Канзас, где устроился работать в местную газету «Канзас Сити стар»....

Words: 2497 - Pages: 10